SVS клиника имени В.М. Савинова
Данный сайт находится в системе Медицинского Портала SVS Medical (http://www.svsmedical.kz)
Наше прошлое наименование: "SVS Лаборатория изучения эпилепсии, судорожных состояний и семейного мониторинга имени Савинова В.М"
Лаборатория изучения проблем сна, головной боли, судорожных состояний и семейного мониторинга имени Савинова В.М. - SVS


Главная
Новости
----------- Деятельность-----------------
Семейная медицина
Консультации
События и достижения
Cтатьи для пациентов
Расширенные консилиумы
Пресса о нас
Фотогалерея
Поздравления с юбилеем
Благотворительный концерт "Вместе мы можем все"
Болезнь Паркинсона и двигательные нарушения
Генетика в эпилептологии и неврологии
Электронейромиография, ЭНМГ, ЭМГ
----------- Диагностика ------------------
Стресс Мониторинг
Кардио стресс мониторинг
Кардионеврологический стресс мониторинг
Кардиопульмональный
стресс мониторинг

Спирография и Бодиплатизмография
МРТ
МРТ
---- Лабораторная Диагностика ----
Диагностика инфекций
Лекарственный мониторинг (диагностика концентрации препаратов в крови)
Диагностика гормонального статуса
Лечение
Препараты с относительными и абсолютными противопоказаниями при эпилепсии и судорожных синдромах
База данных
Для чего
Что в нее входит
------------- О компании -----------------
Прейскурант
История
Персонал
Сертификаты сотрудников
SVS Клиники
Оборудование
Контакты









Мы в соцсетях:



 
Новости партнёров
Рекомендуем прочитать ..
XML error in File: http://svsmedical.kz/engine/rss.php
XML error: at line 0

  СИНДРОМ АНГЕЛЬМАНА КАК ИЛЛЮСТРАЦИЯ ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОГО ПОДХОДА К ДИАГНОСТИКЕ ПРИЧИН АУТИЗМА, ЗАДЕРЖКИ ПСИХОМОТОРНОГО РАЗВИТИЯ И ДЦП  
Н.В. Михайлова, С.В. Савинов, Я.Е. Акчурина, Р.А. Абедимова, И.В. Бондарева
Кафедра функциональной диагностики с курсом нейрофизиологии и реабилитологии КРМУ, г. Алматы, Казахстан SVS Клиника имени В.М. Савинова, г. Алматы, Казахстан
 
СИНДРОМ АНГЕЛЬМАНА КАК ИЛЛЮСТРАЦИЯ ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОГО ПОДХОДА К ДИАГНОСТИКЕ ПРИЧИН АУТИЗМА, ЗАДЕРЖКИ ПСИХОМОТОРНОГО РАЗВИТИЯ И ДЦП
 
Многие заболевания имеют генетическую природу, которая может варьировать от минимальных мутаций в одном гене ДНК до хромосомных аномалий. Часть из них наследуется от родителей, но всегда имеется риск спонтанного появления мутации. Синдром Ангельмана относится к группе наследственных заболеваний, которое представляет собой расстройство развития нервной системы, основными особенностями являются интеллектуальный дефицит, отсутствие речи, судороги и поведенческие изменения (приступы беспричинного смеха, короткие промежутки внимания, нарушение сна, гипермоторное поведение). Данный синдром связан с дефицитом экспрессии белка убиквитин лигазы Е3А (UBE3A) с участием хромосомы 15q11–13. Правильная диагностика и прогноз заболевания необходимы семьям для понимания дальнейшей тактики поведения со своим ребенком с синдромом Ангельмана и для планирования семьи в будущем.
Ключевые слова: синдром Ангельмана, аутизм, ДЦП, ЗПР, хромосомы 15q11-13, UBE3A
 
Основная часть: В 1965 году английский педиатр Гарри Ангель-ман впервые описал данный синдром у трех детей, которых он назвал «счастливыми марионетками» из-за необычной позиции рук и отрывистых движе-ний [1]. За более чем 50 лет, прошедших после пер-вого доклада, был описан определенный фенотип при синдроме Ангельмана. И идентифицирована этиология заболевания как различные генетичес-кие механизмы с участием хромосомы 15q11–13 по типу материнской делеции, отцовской дисомии, де-фекта импринтинга, точечных мутаций или неболь-ших делеций в пределах гена UBE3A [2, 3, 4].
UBE3A является одним из небольшой группы человеческих генов, связанных с импринтингом - то есть имеется выраженная зависимость от родитель-ского происхождения, высокая тканесецифичность. Делеция этого сегмента в материнской хромосоме, как и отцовская дисомия по хромосоме 15 (то есть когда обе 15 хромосомы у пациента от отца) при-водят к синдрому Ангельмана [5, 6]. В то время как в большинстве тканей выраженность UBE3A с обоих аллелей одинакова, в головном мозге активна толь-ко материнская копия [7, 8].
В большинстве случаев синдрома Ангельмана, эти генетические изменения происходят, по всей видимости, случайно (спорадически), но примерно 3-5% они могут быть унаследованы [9].
Распространенность данного синдрома по разным источникам колеблется от 1:10 000 до 1:20 000 населения [10,11]. За период с 2004 по 2016 год в SVS Лаборатории изучения эпилепсии, судо-рожных состояний и семейного мониторинга им. В.М.Савинова (Казахстан, г.Алматы) наблюдается 28 пациентов с установленным диагнозом - синдром Ангельмана. Среди них 11 мальчиков и 17 девочек. Впервые обратившиеся в возрасте от 9 месяцев до 2 лет. Из всех наших пациентов только 3 пришли уже с установленным диагнозом – синдром Ангель-мана. Остальные проходили под маской ДЦП и ау-тизма.
 
Самыми распространенными жалобами были:
  • задержка моторного развития – 100% на-ших пациентов (по литературным данным, моторное развитие (например, ходьба), как правило, за-держивается. В легких случаях дети могут начать ходить с 2-3 лет. В более тяжелых случаях, ходьба может быть заметно медленной, жесткой и преры-вистый (кукольная походка). Некоторые дети начинают ходить не ранее чем в 5-10 лет. Примерно в 10% случаев, дети с синдромом Ангельмана не в состоянии передвигаться без посторонней помощи) [12, 13].
  • эпизоды немотивированного смеха – 46,4% наших пациентов (у детей с синдромом Ангельмана отмечается счастливая манера поведения с часты-ми и часто неуместными эпизодами неспровоциро-ванного, продолжительного смеха и улыбки. Дети могут быть легко возбудимы и гиперактивны) [12, 13, 14].
  • судороги – 92,8% наших пациентов (во мно-гих случаях могут иметь место эпилептические при-падки. Приступы обычно начинаются от одного до пяти лет и часто уменьшаются в подростковом возрасте) [12, 13, 15].
  • нарушение сна – 42,8% наших пациентов (нарушения сна такие как снижение потребности во сне и нарушение цикла сна/бодрствования (например, пробуждение ночью или ранние пробуждения) частые симптомы у детей с синдромом Ангельмана) [16, 17, 18].
По данным ЭЭГ исследования у 71,4 % наших пациентов уже на первом ЭЭГ отмечался специфический паттерн, характерный для данного синдрома. Это были пациенты, старше года. У остальных изменения на ЭЭГ формировались с течением времени. У 100% пациентов после 1,5 лет картина на ЭЭГ становилась специфичной (по литературным данным, специфическими паттернами на ЭЭГ являются высокоамплитудные пики и медленные волны с частотой 2-3 Гц преимущественно в лобных отделах, высокоамплитудные медленные волны и пикв затылочных отделах, усиливающиеся при закрытых глазах и генерализованная высокоамплитудная медленная активность на протяжении почти всей записи – 92%) [19, 20, 21].
 
Клинический случай: Девочка, возраст 1 год 8 месяцев, обратились в SVS Клинику имени В.М. Савинова (г. Алматы) с диагнозом: ДЦП, дискинетическая форма. Атипичные фебрильные судороги. Ребенок от здоровых родителей, брак не родственный. Беременность протекала без осложнений. Роды в сроке 39 недель на фоне отслойки плаценты, в связи с чем проведено экстренное кесарево сечение, под общим наркозом. Состояние ребенка после рождения удовлетворительное. По Апгар 7/8 баллов. Раннее развитие с задержкой: голову держит с 3 мес., переворачивается на живот с 4-5 мес., за игрушками не тянулась. В 7 мес. стали замечать постоянные движения ручками. Стали отмечать- ся трудности засыпания, вздрагивания во сне (без коррелята приступа на ЭЭГ). На ЭЭГ – Замедление фоновой активности с преобладанием в бодрствовании и сне медленноволновой, дельта активности со стойким извращением градиента. В составе медленноволновой активности в лобных отведениях асинхронные острые волны и пики. Физиологические паттерны сна отсутствуют (рис. 1., рис. 2).
 
 
Рисунок 1 - ЭЭГ бодрствования. Биполярный монтаж. Регистрируются частые вспышки медленноволновой активности с острыми волнами и пиками в своем составе
 
 Рисунок 2 - ЭЭГ сна. Биполярный монтаж. Частые вспышки высокоамплитудных медленных волн. Транзиты сна отсутствуют
 
На ЭНМГ – Патологии периферических мотор-ных нервов, мотонейронов поясничного утолщения не выявлено. МРТ (1,5 Tl) – резидуальная энцефалопатия. Вариант строения мозолистого тела (рис. 3, рис. 4).
 
 
Рисунок 3 – МРТ (1,5 Tl) – органической патологии не выявлено
 
 
Рисунок 4 – МРТ (1,5 Tl) – структурных аномалий головного мозга не выявлено
 
В связи с несоответствием раннего анамнеза, данных нейровизуализации и тяжести состояния ребенка, несмотря на отсутствие выраженных фенотипических черт, подробно описанных в литературе, что может быть обусловлено принадлежностью ребенка к монголоидной расе, был рекомендован микроматричный генетический тест.
Заключение хромосомного микроматричного анализа (Институт молекулярной медицины, г. Алматы) - Выявлена микроделеция на длинном плече 15 хромосомы, захватывающая регион 15q11.2-q13.2 (синдром Ангельмана).
 
Выводы
 
Согласно последним мировым статистическим данным у одного из 68 детей школьного возраста (14,6 на 1000) выявлены расстройства аутистического спектра. Многие генетические заболевания, включая синдром Ангельмана, проходят под маской аутизма.
Опираясь на наш опыт, все дети с аутистическими нарушениями и несоответствием между неврологическим статусом (наличие умственной отсталости, судорог, нарушений сна) и пренатальным, натальным и постнатальным анамнезом должны быть обследованы на наличие генетической причины заболевания, в частности синдрома Ангельмана.
 
Список литературы
 
1. Angelman H. ‘Puppet’ children. A report on three cases // Dev Med Child Neurol. – 1965. – Vol. 7(6). – P. 681–688.
2. Kishino T., Lalande M., Wagstaff J. UBE3A/E6-AP mutations cause Angelman syndrome // Nat Genet. – 1997. – Vol. 15(1). – P. 70–73.
3. Matsuura T., Sutcliffe J.S., Fang P., et al. De novo truncating mutations in E6-AP ubiquitin-protein ligase gene (UBE3A) in Angelman syndrome // Nat Genet. – 1997. – Vol. 15(1). – P. 74–77.
4. Clayton-Smith J., Laan L. Angelman syndrome: a review of the clinical and genetic aspects // J Med Genet. – 2003. Vol.40. – P. 87–95.
5. Reik W., Walter J. Genomic imprinting: parental influence on the genome // Nat Rev Genet. – 2001. Vol. 2(1). – P. 21–32.
6. Chamberlain S.J. RNAs of the human chromosome 15q11-q13 imprinted region // Wiley Interdiscip Rev RNA. – 2013. – Vol. 4(2). – P. 155–166.
7. Rougeulle C., Glatt H., Lalande M. The Angelman syndrome candidate gene, UBE3A/E6-AP, is imprinted in brain // Nat Genet. – 1997. – Vol. 17(1). – P. 14 –15.
8. Vu T.H., Hoffman A.R. Imprinting of the Angelman syndrome gene, UBE3A, is restricted to brain // Nat Genet. – 1997. – Vol. 17(1). – P. 12–13.
9. Albrecht U., Sutcliffe J.S., Cattanach B.M., et al. Imprinted expression of the murine Angelman syndrome gene, Ube3a, in hippocampal and Purkinje neurons // Nat Genet. -1997. – Vol. 17(1). – P. 75–78.
10. Petersen M.B., Brøndum-Nielsen K., Hansen L.K., Wulff K. Clinical, cytogenetic, and molecular diagnosis of Angelman syndrome: estimated prevalence rate in a Danish county // Am J Med Genet. – 1995. – Vol. 60(3). – P.261–262.
11. Kyllerman M. On the prevalence of Angelman syndrome // Am J Med Genet. – 1995. – Vol. 59(3). – P. 405.
12. Peters S.U., Goddard-Finegold J., Beaudet A.L., Madduri N., Turcich M., Bacino C.A. Cognitive and adaptive behavior profiles of children with Angelman syndrome // Am J Med Genet A. – 2004. – Vol. 128A(2). – P. 110–113.
13. Andersen W.H., Rasmussen R.K., Strømme P. Levels of cognitive and linguistic development in Angelman syndrome: a study of 20 children // Logoped Phoniatr Vocol. - 2001. - Vol.26(1). - P.2-9.
14. Gentile J.K., Tan W.H., Horowitz L.T., et al. A neurodevelopmental survey of Angelman syndrome with genotype-phenotype correlations // J Dev Behav Pediatr. – 2010. – Vol. 31(7). – P.592–601.
15. Trillingsgaard A., Stergaard J.R. Autism in Angelman syndrome: an exploration of comorbidity // Autism. – 2004. – Vol. 8(2). – P. 163–174.
16. Peters S.U., Beaudet A.L., Madduri N., Bacino C.A. Autism in Angelman syndrome: implications for autism research // Clin Genet. – 2004. – Vol. 66(6). – P. 530–536.
17. Hogart A., Wu D., LaSalle J.M., Schanen N.C. The comorbidity of autism with the genomic disorders of chromosome 15q11.2-q13 // Neurobiol Dis. – 2010. – Vol. 38(2). – P. 181–191.
18. Peters S.U., Horowitz L., Barbieri-Welge R., Taylor J.L., Hundley R.J. Longitudinal follow-up of autism spectrum features and sensory behaviors in Angelman syndrome by deletion class // J Child Psychol Psychiatry. – 2012. – Vol. 53(2). – P. 152–159.
19. Casara G.L., Vecchi M., Boniver C., Drigo P., Baccichetti C., Artifoni L., et al. Electroclinical diagnosis of Angelman syndrome: a study of seven cases // Brain Dev. – 1995. – Vol. 17. – P. 64–68.
20. Buoni S., Grosso S., Pucci L., Fois A. Diagnosis of Angelman syndrome: clinical and EEG criteria // Brain Dev. – 1999. – Vol. 21. – P. 296–302.
21. Laan L.A., Renier W.O., Arts W.F., Buntinx I.M., vd Burgt I.J., Stroink H., et al. Evolution of epilepsy and EEG findings in Angelman syndrome // Epilepsia. – 1997. – Vol.38. – P. 195-9.
22. Dagli A., Buiting K., Williams C.A. Molecular and Clinical Aspects of Angelman Syndrome // Mol Syndromol. – 2012. – Vol. 2(3-5). – P. 100-112.
23. Williams C.A. The behavioral phenotype of the Angelman syndrome // Am J Med Genet C Semin Med Genet. – 2012. – Vol. 154C(4). – P. 432-7.
24. Williams C.A., Driscoll D.J., Dagli A.I. Clinical and genetic aspects of Angelman syndrome // Genet Med. – 2010. – Vol. 12(7). – P. 385-95.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
  • Расписание наших семинаров
  • Начало проведения генетических анализов при эпилепсии в Казахстане
  • The program of the VII International Conference of Child Neurologists from Central Asian countries
  • Сергей Савинов: Об играх разума, дебилизации образования и клеточных связях
  • Статья о конгрессах и сотрудничестве Клиники изучения Эпилепсии имени Савинова В.М.
  •  Распечатать
     
        На Медицинский Портал SVS MEDICAL